Моя любовь - Локомотив. А.Н. Аверьянов

Расскажите о нас друзьям:

Новый сайт с фотографиями футбольных матчей


«Моя любовь — „Локомотив“»

А.Н. Аверьянов

Осенью 2014 года преисполненный собственными амбициями и желаниями, новоиспеченный директор музея московского «Локомотива» пытался возобновить общение клуба и его ветеранов, утраченное в постфилатовскую эпоху. Около десяти лет обе стороны полноценно не могли найти общего языка. О многих заслуженных локомотивцах забыли и вспоминали только по случаю. Быть может из-за «камня на душе» и сами ветераны, в отместку, перестали следить за клубом и его результатами. Исправление этой чудовищной несправедливости было первостепенной задачей. Сумбурно, но достаточно рьяно этот «директор» начал создавать базу старожилов «Локомотива», попутно поздравляя со знаменательными датами в их жизни. Контакты находились в самых неожиданных местах, но официальный статус с таким громким названием должности иной раз открывали самые неприступные двери. Так, в сентябре уже указанного выше года, началась «реанимация» во взаимоотношениях «Локомотива» и его в прошлом капитана Александра Николаевича Аверьянова.

Зная, что прославленный ветеран родился 1 октября, «директор» с целью последующего поздравления, начал заблаговременно обзванивать клубы из Самары и Воронежа, которые локомотивец в своё время тренировал. Удача улыбнулась в Орле, на тот моментом последнем месте работы Аверьянова, где и был получен заветный телефон. Звонок застал Александра Николаевича врасплох, но по интонации было слышно, что он ему рад и с удовольствием согласился прийти в музей «Локомотива» в свой день рождения. Неопытный «директор» начал подробно узнавать о профессиональной карьере именинника. Особенно в части его московской биографии в «Локомотиве». Выписал вопросы. В который раз сделал заявку на памятные подарки из клубного магазина, дополнив их специально разработанной локомотивской открыткой по случаю таких мероприятий. И даже скреативил, соорудив красочную рамку с фотографией «Локомотива» на Кубке «Недели» -1979, на которой был запечатлен и Александр Николаевич.

В назначенный день и время двери музея перед Аверьяновым распахнулись. Пришёл он вместе с Сергеем Алексеевичем Бабуриным, другим ветераном клуба, который к тому моменту уже был в гостях у «директора» и мог познакомить с именинником без неловких пауз в разговоре и смущений. Их в итоге и не возникло.

Спокойно прогулявшись вдоль витрин, Александр Николаевич послушал от «директора» какие-то заранее подготовленные им истории и остановился на виньетке с изображением команды образца 1977 года.

Юрий Семин, Владимир Эштреков, Гиви Нодия, Александр Аверьянов.

Улыбнулся, о чём-то подумал, будто вспомнил что-то и поспешил отпустить фотографа пресс-службы, который сделал несколько снимков, тем самым открыв и сразу закрыв официальную часть.

Те самые, тщательно отобранные вопросы, на встречу с ветераном, «директор» задать так и не смог. Не подобрал момент, не решился, стушевался. Единственно, за что он мог тогда поставить себе «рабочий плюс», была просьба к Александру Николаевичу написать пожелания болельщикам и клубу в музейную книгу, которая сохранила память того дня:

На прощание, уже в дверях первого этажа, Александр Николаевич обозначил новому знакомому, чтобы тот без стеснения обращался к нему с любым вопросом о его футбольной карьере. Он с удовольствием на них ответит. И уже вечером следующего дня «директор» позвонил и проговорил с ним полтора часа, пытаясь обрывки монолога записывать у себя в блокноте. Сколько же тот молодой человек узнал о локомотивском времени второй половины 1970-х годов. Об этом не было написано в клубной энциклопедии, про такие вещи не говорят в интервью официальным печатным изданиям. Аверьянов вернулся в возраст, соизмеримый своему собеседнику и стал ему в один момент ровесником. Фамилии плавно менялись в уменьшительно-ласкательные имена или прозвища, но субординация все равно оставалась. Подробно, честно, без приукрашиваний, порой откровенно наивно, но оттого поразительно интересно. Открытый от изумления рот «директора» чувствовал на том конце провода и сам Александр Николаевич. По окончании разговора последовало десяток редких фотографий в мессенджер и музейное «руководящее звено» оказалось под столом от такого эксклюзива. Обязательно стоит отметить, что он не был в разговоре навязчив, не настаивал на своём, не давал оценку тем или иным действиям кого бы то ни было. Как настоящий художник он брал кисть и рисовал ту действительность, свидетелем которой являлся целых семь сезонов, начиная с весны 1976 года.

Он честно признавался, что в «Локомотив» приходил в том числе, чтобы доказать самому себе, что может достойно и долго выступать на уровне высшей советской лиги. А тут и компания у тренера Игоря Семёновича Волчка подобралась, хоть пьедестал штурмуй. Газзаев, Юрий Сёмин, Эштреков, Гиви Нодия, позже присоединился к ним и юный Валерий Петраков, а также многие другие, с кем можно было решать самые высокие хоть и робко поставленные руководством железной дороги задачи. Удивительно, но он помнил всех, с кем играл в тот период. Иной раз, даже «попутчиков» называя, откуда те в «Локомотив» приходили.

Валерий Петраков, а также многие другие, с кем можно было решать самые высокие хоть и робко поставленные руководством железной дороги задачи.


Лучше команды, чем тот наш «Локомотив», не встречал! У нас была тройка в нападении: впереди Газзаев и Нодия, с которым мы еще чемпионами Европы среди юношей становились, а я под ними. Удовольствие они получали от игры со мной, точно знаю, потому что сами мне говорили.

Через несколько лет он эти же слова повторит в своём последнем клубном интервью (https://www.fclm.ru/ru/publications/news/22838), а тогда «директор» «ловил воздух» из трубки телефона с рассказами о напарниках, команде и атмосфере в ней. Осмелев в ходе беседы, юноша имел неосторожность задать вопрос о пресловутом матче в Ворошиловграде, где тренер «Локомотива» обвинил Аверьянова в предвзятости и откровенной сдаче игры. «Директор» с Александром Николаевичем спустя несколько лет смеялся над той постановкой вопроса.

«Скажите, мог ли «Локомотив» зацепиться за медали в 1977 году, даже с учётом сданной Вами по-дружески игры в Луганске?»

Любой собеседник после такого, хоть и невинного, но «в лоб» открытого порицания извинился и, сославшись на неотложные дела, положил бы трубку и больше бы не перезвонил. Только не Аверьянов. Спокойно и рассудительно он рассказал всю подноготную того эпизода. Как к нему утром в гостиницу пришли приятели-футболисты из «Зари», за которую он отыграл сезон за год до «Локомотива» и исключительно по-дружески пообщались. Это увидел Игорь Семёнович Волчек и сделал преждевременные выводы. Произошёл раскол между тренером и игроками. Друзья Александра Николаевича отстояли «в верхах», но что называется «ложечки нашлись, а осадочек остался». К слову, многих из тех, кто отстаивал его, по окончании сезона всё равно «попросили». Аверьянова не тронули.

Готов поклясться чем угодно, хоть своими детьми, что вы нас обвиняли напрасно!

«Директор» пока слушал ответ, осознал всю глупость заданного вопроса и, дождавшись конца спитча, извинился за свою откровенную «человеческую безграмотность». Аверьянов преподал ему урок своим поведением. Так искусно, без лишних эмоций и агрессии выйти из заведомо неудобного положения, да к тому же, как ни в чём не бывало, продолжать вести откровенный диалог мог только умудрённый жизнью мастер своего слова и дела. «Директор» урок учёл.

В январе 2015 года, спустя несколько месяцев, в музее, по случаю дня рождения клуба, собралось несколько десятков ветеранов. Александр Николаевич, безусловно, был в числе приглашённых. После официальной части на ещё Малой спортивной арене «Локомотива» в виде сыгранного матча между ветеранами и болельщиками, все начали подтягиваться, как тогда казалось его «смотрителю», к «святая святых» «Локомотива». Возле флага на втором этаже «директор» попросил сфотографировать старейших футболистов клуба, среди которых был и Аверьянов.


Слева направо ветераны «Локомотива»: Александр Николаевич Аверьянов, Владимир Вениаминович Радионов, Борис Николаевич Петров, Владимир Петрович Коротков.

Банкет, шутки, воспоминания, тосты. Был праздник души. Единовременный «выхлоп», поставленных когда-то на запасной путь «паровозов». Аверьянов уже после звонил и говорил слова благодарности за проведённое время в компании со своими давними друзьями. С тех пор общение у «директора» и ветерана клуба началось уже неформальное. Могли созвониться по любому поводу. Как обсудить последнюю игру «Локомотива», так и какую-то дату, по которой сотрудник клуба пытался делать исторический материал.

Со временем «директор» перестал быть «директором», вернувшись в стройные ряды болельщиков клуба, но Аверьянов был одним из немногих, кто и тогда про него не забывал. Возглавив «Знамя Труда» из Орехово-Зуево, Александр Николаевич пригласил «болельщика» в Химки на матч с местной командой, которую тогда, к слову, возглавлял Владимир Маминов. Пообщавшись после матча, «болельщик» услышал, что у Александра Николаевича всё чаще не получается посещать тренировки из-за ухудшающегося состояния здоровья и прогрессирующей болезни. Он не жаловался, не просил сострадания, не оправдывал этим не самые высокие результаты подмосковной команды. Он это произнёс один раз. Вскользь. Мимолётно. Но «болельщик» заострил на этом внимание. Продолжая теперь уже нечастое и неофициальное общение, всегда интересовался состоянием здоровья ветерана.

Он продолжал высылать фотографии локомотивских «находок» Аверьянову по тому времени, в котором он играл. В ответ всегда получал телефонный звонок или ответные фото, подтверждающие или опровергающие «артефакт». Гром грянул летом 2016 года, когда «болельщик» узнал об угрозе жизни ветерана. Требовалась дорогостоящая операция заграницей. Средств на неё было недостаточно. Будучи по-прежнему крайне эмоциональным, без меры настойчивым и беспардонно требовательным товарищем, он начал, имея тончайшие нити по взаимодействию с клубом, просить того о помощи и даже пытаться совместно организовать сбор средств. Болельщики «Локомотива» свою лепту также в это дело внесли, но, разумеется, основная сумма была собрана клубом, а точнее его футболистами, благодаря усилиям руководителя пресс-службы. Просьба «болельщика» о помощи ветерану тогда носила скорее раздражительно-информационный характер, но помогала отчасти «держать в тонусе» руководство по вопросам, которые оно иногда упускало из виду.

Был проведён благотворительный матч в манеже Черкизово между болельщиками «Локомотива» и «Крыльев Советов». Двух главных команд в его жизни. На тот момент президент «Локомотива» Илья Геркус сказал пару слов в поддержку Аверьянова. Болельщики, несмотря на всю фанатскую враждебность, достаточно мирно провели весь поединок, за которым, как когда-то у бровки следил и Александр Николаевич.


«Болельщик» тоже там был. Его Аверьянов сам попросил прийти, чтобы передать автобиографическую книгу, написанную самарскими любителями и историками футбола. Была она о его тренерской карьере в этом городе под названием «Крылья Советов» — любовь Самары». Развернув её, «болельщик» увидел пожелания автора, в которых прочувствовал всю грусть от того, что нынешнее локомотивское поколение не многое знает об аверьяновском конца 1970-х годов.

Желаю написать отличную книгу о нашей команде «Локомотив», она этого заслуживает.


Как же «болельщику» хотелось исправить эту несправедливость. Аверьянов в очередной раз разжёг в нём огонь и интерес к тому, что угасало. Они вновь оживлённо стали беседовать. «Писатель-самоучка» стал собирать материал как у автора идеи, так и у тех, с кем он когда-то выходил на поле. Книга даже не маячила, а просто в воздухе приобретала очертания. Но жизнь порой несправедлива и посылает ряд испытаний для проверки на прочность. Александр Николаевич уже не мог часто разговаривать в силу заграничных поездок, направленных на преодоление своего недуга. «Болельщик» переехал в другой город, где заново пытался обрести себя. Связь пропала. Книга растворилась, как туман поутру.

Александр Николаевич был настолько сильным человеком, что «потихонечку», «пока держимся», «да нормально» в ответ на вопрос о здоровье тут же сменялись заинтересованностью в делах простого и далёкого от клуба «болельщика». Аверьянов никогда от него не просил помощи, билетов на футбол, лекарств. Никогда не рассказывал о своём футбольном величии, как игровом, так и тренерском. С каждым годом разговоры у них были все реже и не столь длительными, как когда-то, но они по-прежнему были о «Локомотиве».

1980 год. Капитан московского «Локомотива» Александр Аверьянов (крайний справа) выводит команду на поле в Краснодаре.

В конце концов, все свелось к переписке с поздравлениями с чемпионством «Локомотива», днем рождения, новым годом. Личные встречи стали только на похоронах футболистов клуба или редких посещениях ветеранских турниров. Каждый раз Аверьянов при виде этого «болельщика» всегда подходил к нему и жал руку, а дальше в зависимости от повода встречи, происходила беседа. И они вновь расходились каждый в свой мир.

Ты знаешь, я заканчивал играть в 32 года. Почтенный возраст для футбола. Молодые ребята в команде тогда набирали силу. Многие тянулись за нами, хотели быть похожи на старичков. Может мне чаще, чем другим удавалось с ними быть в контакте. А значит и помогать. Где словом, а где делом. Они для меня все были интересными и перспективными парнями. Многие заиграли. У каждого своя судьба.


Слева направо Александр Аверьянов, тренер Борис Николаевич Петров, массажист клуба и футболист Сергей Камзулин

Когда «болельщик» услышал от Аверьянова эти слова, ему было в аккурат те же 32 года. Оглядываясь назад, он понял, что где-то не дообщался с ним именно о его личном в команде и решил восполнить пробел за счёт тех, кто с ним был тогда рядом. «Капитан», «вожак», «прямой», «честный», «открытый». Других слов «болельщик» о нём не слышал. Он и сам мог кому угодно подтвердить правоту этих высказываний, но те, с кем он был плечом к плечу сделали это нагляднее. Образ сложился из множества «пазлов» и никогда не подвергался сомнению.

В июне 2019 года «болельщик» и Александр Николаевич виделись в последний раз. На организованной исключительно поклонниками клуба встрече старейшего поколения футболистов «Локомотива» Аверьянов, возможно, в последний раз пообщался со своими друзьями. С теми, кого любил и кто к нему чрезвычайно уважительно относился. За просмотрами старых слайдов все собравшиеся, включая Александра Николаевича, друг друга шутливо подтрунивали и не могли сдержать улыбок. Это было последнее единение прошлого поколения «Локомотива» с его будущим перед тяжёлым «короновирусным» годом.

Рассказ о той встрече по ссылке: https://www.l-oko.ru/article/2343/

Уже в конце мая 2021 года «болельщик» вновь написал Александру Николаевичу сообщение с волновавшим его вопросом об истории его игрового периода и ветеран перезвонил и спокойным, но, как показалось, уставшим голосом произнёс:

Привет, ты знаешь, как-то себя неважно чувствую. Многое тебе рассказал. Много нового от тебя услышал. Если ещё что-то не вспомнил про свою локомотивскую карьеру, напиши мне на почту. Повспоминаю и отвечу. Ну, давай, будь здоров

«Болельщик», не в оправдание ему, «обременённый» работой, семейным бытом и иными житейскими вопросами решил, что после праздничных июньских дней сядет за свой старенький ноутбук и напишет финальные вопросы Александру Николаевичу. В день, когда он заварил себе кружку крепкого кофе и вооружился клавиатурой, при первом упоминании в поисковике Аверьянова увидел новость…о его сегодняшней смерти. Произошло это 15 июня 2021 года.

—————

На вопросы отвечать больше некому… В голове всю ночь прочитывались страницы памяти, которые Вам изложил ранее. Тщательно перелистывались. Наверное, вы правильно поняли, что тем «директором» музея «Локомотива» и после «болельщиком» был я («Рельсы Истории»).

Который год, теряя знакомых ветеранов, особенно тех, с кем долго и по-дружески общался, не можешь отучиться пропускать всю боль от их болезни или утраты через себя. Тяжело, когда уходят такие люди. В эти моменты чувствуешь недосказанность…Не написал книгу, последние вопросы, не увидел в последний раз и даже толком не поговорил по телефону…

Когда-то писал прощальный текст о своём близком друге и друге Александра Николаевича безвременно ушедшем футболисте московского «Локомотива» Павлове Алексее.

Аверьянов, прочитав ту статью, прислал письмо на почту:

Спасибо за то, что ты написал в память о нашем друге Лехе. Трепетно, проникновенно и искренне! Ты его очень хорошо чувствовал и передал тонкость его души.

Если бы Александр Николаевич мог увидеть этот текст, то наверняка бы где-то улыбнулся, где-то засмущался, что-то попросил бы поправить, но точно почувствовал, что написано это было с тем же чувством, которое он охарактеризовал несколько лет назад.

Будет Вас искренне не хватать. Светлая Вам память.




Оцените статью:

9

Расскажите о нас друзьям:


Комментарии (3)

  1. Окуй
    Светлая память Александру Николаевичу... А вам спасибо за статью!
    23.06.2021, 22:52
    1
  2. Александр Аверьянов
    Большое спасибо за добрые слова памяти моего отца! Он действительно был замечательным человеком, с большим футбольным сердцем. Вечная память
    24.06.2021, 20:43
    3
  3. Владмир
    Когда есть такие люди как Александр Николаевич, есть и надежда, что есть у нас еще перспективы. И не только в футболе. Как и всегда, кем бы человек не был, важны человеческие качества и отношение к любимому делу, которому посвятил жизнь. С моей точки зрения, было бы правильно и Александру Николаевичу, и таким как он, внесшим серьезную лепту в область той деятельности, которой они занимались, ставить бюсты, по меньшей мере, в любимом клубе ( например, стадионе " Локомотив"), тогда память будет не только сохраняться, но и передавться из поколения в поколение ( в данном случае футболистов. И хорошо бы не футболистов какого то клуба, а всей нашей огромной страны) . Ведь по большому счету, мы все - одна команда...
    25.06.2021, 07:34
    0

Читать все статьи нашего журнала

Чего-то не нашли? Воспользуйтесь поиском: